О К. Демирчяне

 1 

Заметки

Из дневников Карена Демирчяна

image Если серьезно, без пристрастия (политического) перейти к судьбам наших руководителей- коммунистов (начиная с Ханджяна), то мы увидим, что они (вернее большинство из них) не пользовались доверием центра (всегда их подозревали в национализме). Тут надо сказать и о следующем: политическое пространство республики насыщено национальными проблемами, горем национальных потерь, в политической жизни одним из доминирующих был фактор участия в ней одержимых патриотическими чувствами большого количества интеллигенции, рабочих, крестьян, основная часть (подавляющая) которых искренне хочет помочь достижению национальных целей (но зачастую их усердность в этом наносит больше ущерба). Конечно среди них были и есть люди, которыe на квасном патриотизме хотят нажить капитал (в широком понимании этого слова), самоутверждаясь как личности лидерного порядка. С другой стороны, в Армении, больше чем где-либо политическое пространство загружено людьми ортодоксального склада, "католиками больше чем папа римский", космополитами – карьеристами и прочей швалью. Если убежденных ортодоксов, на деле людей убежденных (но не правых) можно уважать, то другие достойны презрения. Именно на таких, достойных презрения людей делал ставку центр при проведении своей политики. Через них центр снабжался компроматериалами на руководителей республики, в основном инспирированными, в лучшем случае гиперболизирующими отдельные упущения и ошибки в работе, но в принципе провокационными. Каждый шаг руководства республики анализировался (речь идет в основном о двух направлениях – национальных проблемах и социальной ситуации) и преподносился центру, как негативный (или национализм, или коррупция). Дирижерской палочкой центра компроматериалы к нужному моменту осыпались на голову руководителя – посылались в ЦК, в другие центральные органы, в органы печати и т.д. Все это центр использовал в двух целях: а) как жупел для укрощения строптивых руководителей путем шантажа общественным мнением, б) создание через печать и другие возможности нужного ему отрицательного общественного мнения для расправы с руководителем. К этому надо прибавить и резервную армию как космополитично, так и национально окрашенных карьеристов, которые постоянно участвовали во всех неблаговидных ухищрениях центра и вносили постоянно бациллы политической нестабильности в республике, и через это добивались власти. В таких условиях работали руководители республики, что заставляло их постоянно лавировать между этими силами.Будучи согласными с предложениями здоровых патриотов, они, как правило, должны были закамуфлировать свое поведение так, чтобы не попасть под удар как центра, так и людей центра в республике, карьеристов, которые могли угробить решение любого вопроса. Это вызывало недовольство здоровых сил, возбуждало недоверие к руководству с их стороны. Получалось так, что руководитель старающийся провести, реализовать правильные здоровые идеи попадал под удар как своих сторонников, так и противников. Здоровые силы обвиняли руководство в том, что оно играет, другая сторона в том, что руководство националистическое. Поэтому руководство часто старалось решать национальные вопросы втихую, тайно и объявлять о них лишь после решение вопроса. В процессе решения руководство даже не говорило, что такой вопрос когда-либо был поднят перед руководством страны. Я многие вопросы (языка, диаспоры, АЭС, закрытия "Наирита" и многие другие) решал камерально, без оглашения, и лишь после их решения говорил об этом, (даже о полурешенных вопросах я никому не говорил, ибо это привело бы к провалу вопроса).